• Познай мир

    Мир – это книга, и тот, кто не путешествует, читает лишь одну ее страницу.
    Святой Августин

  • Познай мир

    У хорошего путешественника нет точных планов и намерения попасть куда-то.
    Лао-Цзы

  • Познай мир

    Только о двух вещах мы будем жалеть на смертном одре — что мало любили и мало путешествовали.
    Марк Твен

Школа юннатов - Сказка о царе-горохе (ч.5)

Не устраивало число теплых дней, выделенных северному огороду, и лук, если выращивать его из семян,— для того чтобы из семени получить крепкую луковку, требовалось не 107, а 140—150 теплых дней.

Не легче было и с капустой. Хоть и считалась капуста холодостойким растением, хоть и могла переносить не только заморозки, но даже настоящие морозы, но лучше всего будет расти капуста лишь при температуре 15—18 градусов, да и срок роста ее велик: ранние сорта требуют для роста около 110 дней, а поздние уже 150—160 дней.

Вот почему так горько смотрел я теперь на те пакетики с семенами, которые разложил на своем столе, — даже брюква, лук и капуста не могли твердо пообещать мне урожай на моем огороде. А когда пришел черед огурцов, помидоров, кабачков и тыкв, без которых не представлял я себе никакого огорода, мне стало совсем не по себе — эти овощи могли развиваться лишь при очень высоких температурах. Те самые среднесуточные 10 градусов тепла, которые вполне устраивали и редиску, и редьку, и репу, никак не устраивали помидоры, огурцы. При температуре 10 градусов тепла у помидоров опадали цветки, а семена огурцов, пророщенные, посаженные в землю, нагретую лишь до 10 градусов, погибали. Кабачки, тыквы, помидоры, огурцы могли нормально развиваться лишь при температуре 18—22 градуса, а там, где жил я сейчас, число дней со среднесуточной температурой выше 15 градусов тепла могло быть всего лишь около 48. А огурцам такая температура требовалась минимум 50—60 дней — лишь через 50—60 дней после появления всходов огурцы начинали плодоносить, а потом еще 30—40 дней огурец будет дарить тебе плоды. Выходит, 80—100 дней требовалось огурцам, чтобы принести тебе урожай, и все эти 80—100 дней должно быть очень тепло. Не менее 100 дней со среднесуточной температурой выше 15 градусов тепла требовалось помидорам, и то самых ранних сортов, а поздние помидоры созревали вообще дней через 130—140. Плоды тыквы начинали созревать лишь через 2,5 месяца после появления всходов, а моему огороду было обещано природой в среднем лишь 48 дней в году, когда могли неплохо чувствовать себя на грядках и тыквы, и огурцы, и помидоры, и кабачки. Правда, кабачки оказались менее капризными — они начинали плодоносить через 40—45 дней после всходов, но им требовался еще дополнительный срок, чтобы плоды успели вызреть.

Вот так вот, просмотрев все книги, изучив таблицы и сделав выводы, я разделил пакетики с семенами, которые лежали у меня на столе, на две группы: слева лежали теперь пакетики с семенами тех овощей, которые не особенно боялись северных холодов, а справа — семена брюквы, лука, капусты, огурцов, помидоров, кабачков и тыкв. Направо отодвинул я и пакетики с семенами арбузов и дынь — уж если мой огород не подходил тыквам и кабачкам, что оставалось здесь делать арбузам и дыням — ведь только для того, чтобы проросли семена этих овощей, требовалась температура чуть ли не в 20 градусов тепла...

Правда, не так давно видел я, как растут арбузы и дыни в алтайских горах. Места те никак не могли похвастаться ранней теплой весной — еще в середине июня видел я седой, холодный след ночного заморозка возле того огорода, где уже были посеяны семена арбузов и дынь. Но почти сразу за последним ночным заморозком пришло щедрое тепло, и вторую половину июня, весь июль и до конца августа стояла такая жара, какая обычно стоит лишь в Астраханских степях, и в середине августа мы пробовали чудесные арбузы и дыни, выращенные среди Алтайских гор.

И дыни и арбузы можно было вырастить лишь там, куда приходило устойчивое, щедрое тепло. При таком тепле арбузы успевали созревать за 50—70 дней, за 70—85 дней созревали при достаточном тепле дыни. Почти два с половиной месяца стояла жара в Алтайских горах, и арбузы и дыни вызрели там, как на хорошей бахче. А может быть, все-таки и здесь, на севере, тот же арбуз успеет случаем созреть: сорок восемь дней выделяется севером моему огороду со среднесуточной температурой выше 15 градусов тепла, а арбуз может созреть и за 50 дней?.. И все-таки нет — как это ни горько, но арбуз на моих грядках не будет расти; конечно, он не погибнет при температуре 10 градусов, возможно, перенесет температуру и в 5 градусов тепла, но не будет расти, тянуть плети, наливаться плодом и зреть... Не будет подарено моему огороду большого, щедрого и устойчивого тепла даже в течение одного месяца...

Все-таки правы были в чем-то те рыбаки и охотники, среди которых я жил на севере, — они, видимо, хорошо знали, что любой огород под северным небом требует очень много забот, а потому никак не станет делом выгодным рядом с рыбным и охотничьим промыслами, поэтому они, конечно, и сажали на своем огороде лишь картошку да лук и выращивали этот лук не из семян, а из луковиц...

Все это я прекрасно теперь понимал, но все-таки мне очень хотелось, чтобы здесь, под моими окнами, был настоящий огород с самыми разными овощами. Я не хотел, не мог верить, что большая часть семян, разложенная у меня на столе, не подходит моему будущему огороду, что семена многих моих любимых овощей никогда не оживут здесь, в этой холодной земле, а если и оживут, если и дадут жизнь растению, то это растение никогда не станет тут тем самым овощем-красавцем, что помнился мне с детства вместе с тайной калиткой в старом заборе, за которым и хранился чудо-огород.

Была у меня еще одна замечательная книга. Старинная, давно потрепавшаяся. Разыскал я в этой книге рассказ о старинных огородниках, и когда начал читать этот рассказ, то сразу не поверил написанному... В книге говорилось, что в прошлом веке в этих же местах, где теперь жил я, вовсю занимались огородничеством и выращивали не только цветную капусту, огурцы, кабачки, но пробовали, и небезуспешно, выращивать самые настоящие арбузы...

Был совсем поздний вечер, было поздно снова подниматься и просматривать все книги про огороды и овощи, чтобы найти разгадку старинных северных огородов, и я решил заняться этим с утра пораньше, а сейчас попробовать уснуть. Но стоило мне закрыть глаза, как передо мной являлись арбузы и дыни, мирно зреющие у меня под окнами. Рядом громоздились высокие ледяные сугробы, а" арбузы и дыни будто и не замечали холода, не замечали зимы. Как и тогда в детстве, когда мне показывали настоящий взрослый огород, всю ночь жил я, как в сказке. Это был чудесный сказочный сон, которому позавидовал бы любой. Мне снилось солнце и большие легкие облака, первые облака весны. В эти облака превращались сугробы, недавно окружавшие грядки с арбузами и дынями, и во сне я дышал запахом оттаивающей, пробуждающейся земли. Эта земля нагревалась у меня на глазах, и уже вокруг меня высоко и весело поднимались плети зеленого гороха и головки подсолнухов. Рядом с подсолнухами задорно посматривали на меня из-под резной листвы молодые, в зеленых пупырышках огурцы. Тут же были и кабачки и тыквы, и казалось, что эти огурцы, кабачки, тыквы только что вернулись из дальнего похода, в который позвал их Царь-Горох, и теперь лукаво подмигивают мне: ну как, заметил ты наше отсутствие?..

Будем благодарны, если поделитесь статьей:

8 самых доступных стран Европы 18 правил для создания бизнеса 25 несложных правил для похудения 8 законов богатства Как победить стресс? 7 эффективных способов!