• Познай мир

    Мир – это книга, и тот, кто не путешествует, читает лишь одну ее страницу.
    Святой Августин

  • Познай мир

    У хорошего путешественника нет точных планов и намерения попасть куда-то.
    Лао-Цзы

  • Познай мир

    Только о двух вещах мы будем жалеть на смертном одре — что мало любили и мало путешествовали.
    Марк Твен

Рассказы о животных

В Черге, на Алтае

На юге Западной Сибири, у истоков великой реки Оби, раскинулся обширный край со звучным названием — Алтай. В переводе на русский язык Алтай означает «золотой». С севера на юг и с востока на запад он раскинулся почти на полторы тысячи километров.

Если на севере края тянутся обширные степи с небольшими холмами, то на юге высятся горные хребты, глубокие ущелья и долины. Николай Рерих, побывавший здесь, писал: «Алтай является не только жемчужиной Сибири, но и жемчужиной Азии. Великое будущее предназначено этому великому средоточию».

Мы ехали из Барнаула в поселок Чергу, который находится в Горно-Алтайской автономной области. Поселок раскинулся в живописном предгорье, у места слияния рек — Семы и Черги, в восьмидесяти километрах от Горно-Алтайска.

Заместитель директора по науке Института цитологии и генетики СО РАН Юрий Алексеевич Киселев на правах гостеприимного хозяина угощал нас чаем из местного разнотравья. Мы поинтересовались, почему именно это место приглянулось ученым для проведения столь необычного эксперимента.

— При выборе места для нашего экспериментального хозяйства, — рассказал ученый, — мы исходили из того, что база для сохранения генофонда животных, а также для проведения научных работ должна иметь разнообразные экологические условия. Чтобы на ней можно было разместить и содержать большой набор сельскохозяйственных и диких животных из различных регионов.

— Земли, которые вы заняли, раньше использовались человеком?

— Эти земли принадлежали мараловодческому хозяйству «Чергинскому». Здесь всем занимались понемногу: выращивали сельскохозяйственные культуры и пасли скот. Структура земли такова: из 74 тысяч гектаров 5 тысяч — пашни, 13 тысяч — луга, 28 тысяч — пастбища, остальное — леса и горы. Нас это, естественно, устраивает. Пока будем осваивать эти земли. Но в случае необходимости, можно будет получить еще столько же.

— Вы здесь хотите обосноваться, как говорится, всерьез и надолго?

— Безусловно. Задачи мы ставим перед собой нелегкие. Научная программа рассчитана на многие годы. Так что будем здесь обживаться основательно.

— Юрий Алексеевич, расскажите более подробно о целях и задачах этого экспериментального хозяйства.

— Их, на мой взгляд, несколько. Нам необходимо сохранить генофонд редких и исчезающих животных, особенно местных видов и пород. Они могут пригодиться в нашей научной работе. Необходимо выявить те виды диких животных, которые могут быть кандидатами на одомашнивание. И конечно, вести генетические исследования и селекционную работу по выведению новых пород домашних животных, приспособленных к климатическим условиям Сибири.

— Так что научный центр в Черге будет представлять собой сибирский вариант Аскании-Нова?

— Это так. Хотя я должен сказать, что Аскания-Нова на Украине стала кое в чем себя изживать. Этот некогда крупный научный центр понемногу превращается в обычный производственный сельскохозяйственный комплекс. Нам нужно этого избежать, иначе результатов не будет.

— Научный центр, подобный этому, есть еще где-нибудь у нас в России или за рубежом?

— Насколько мне известно, такого центра нет больше нигде в мире. Но мы только в начале пути. Пройдет немного времени, и здесь произойдут разительные перемены. А пока мы собираем, свозим сюда те виды и породы животных, которые станут исходным материалом для научных исследований. Их пока немного, и завтра вы с ними познакомитесь.

О многом переговорили с Юрием Алексеевичем в тот вечер. Коснулись истории одомашнивания человеком диких животных. Без этих знаний нелегко ответить на вопросы: а для чего, собственно, человеку нужно сегодня одомашнивать новые виды диких животных и выводить новые породы? Разве нельзя ограничиться тем, что сделано до нас?

Род человеческий, как теперь известно, насчитывает более трех миллионов лет. В течение этого времени наши далекие предки были в основном охотниками. Дикие животные обеспечивали людей всем необходимым — пищей, одеждой и обувью, орудиями труда и охоты. И лишь совсем недавно человек стал одомашнивать диких зверей и птиц. Началось это около 15 тысяч лет назад.

В дальнейшем, с развитием животноводства, а позднее и земледелия, произошло снижение роли диких животных в жизни людей. Однако и сегодня, несмотря на все успехи цивилизации, дикие животные не утратили своего значения для человечества. Охота на них стала распространенным видом спорта и отдыха. Повысилась эстетическая ценность диких животных, особенно в условиях урбанизации населения.

Не отказался человек и от попытки одомашнить некоторые виды зверей и птиц. Вспомним эксперименты с антилопой канной в Аскании-Нова. Соблазнительно было бы иметь в домашнем хозяйстве антилопу с ее поистине целебным молоком. Или работы по одомашниванию лосей в Печоро-Илычском заповеднике и на ферме под Костромой. Разве не пригодился бы лось в качестве домашнего вьючно-верхового и мясного животного? Ему почти не надо заготавливать корма. Выпасаться он мог бы самостоятельно. Причем в таких лесных местах, куда не загонишь ни корову, ни овцу.

Есть успехи в одомашнивании птиц. Сооружено несколько ферм по одомашниванию перепелов. У этих птиц отличное мясо. А яйца перепелов обладают не только диетическими, но и целебными свойствами.

Но об этом можно говорить как о начальных опытах по одомашниванию диких зверей и птиц. Ни их масштабы, ни число видов не могут удовлетворить сегодня ученых. Поэтому можно смело сказать, что конкретных результатов по современному одомашниванию диких животных до сих пор не получено.

Приходится признать: на сегодняшний день практически все, что достигнуто в одомашнивании, было осуществлено на заре цивилизации, задолго до нашей эры.

Но может возникнуть и такой вопрос: есть ли необходимость в продолжении одомашнивания диких животных? Казалось бы, сегодня мы располагаем достаточным набором домашнего скота и птицы. Нужно ли дальше тратить средства и силы на эту работу? Ответ ученых на этот вопрос однозначен: нужно! Обязательно нужно и дальше заниматься этим делом. Мы должны иметь более полный набор мясных, молочных, перопуховых животных, приспособленных к различным природным зонам и типам угодий, имеющихся на Земле.

Дикие и домашние животные — основные потребители травянистой растительности. Именно они способны преобразовать ее в необходимые для человека продукты питания, дать сырье для производства одежды и обуви.

Освоение запасов диких животных связано с немалыми трудностями. Домашние животные в этом отношении удобнее. Поэтому чем разнообразнее набор их в нашем распоряжении, тем более полно можно использовать запасы растительности во всех уголках планеты, превращая их в необходимые продукты и сырье.

Одомашнивание животных дает возможность заменять имеющиеся породы другими, более продуктивными и более приспособленными к тем или иным природным зонам. А также сохранить некоторые виды диких животных — тех, для которых места на Земле уже не остается.

Каждый вид диких животных — это носитель и хранитель уникальной ценности: собственного генофонда. Природа создавала каждый вид многие тысячи, а то и миллионы лет. Раз исчезнув с лица Земли, он исчезает навсегда. Заново создать его человек не в состоянии. Утрата этой ценности невосполнима.

К сожалению, человек поздно осознал уязвимость природы. И особенно ее наиболее подвижного и легкоранимого компонента — фауны. Известно, что за последние 30.0 лет на Земле уничтожено одних только зверей около 60 видов, а птиц — гораздо больше. И этот процесс продолжается. Сегодня мы теряем в среднем по одному виду зверей и птиц ежегодно. А ведь многие из исчезнувших видов могли бы быть очень полезны для человека.

Причины исчезновения диких животных разные. Это результат и прямого истребления, и вытеснения их домашними животными в худшие условия обитания. Это и результат антропогенного преобразования мест их обитания — вырубка лесов, распашка земель, осушение болот, загрязнения воды, почвы и воздуха. Все меньше и меньше остается на Земле мест для диких животных.

Юрий Алексеевич обратил наше внимание и на то, что необходимо сохранять генофонд не только диких, но и домашних животных. Эта проблема стала делом не только науки, но и серьезной хозяйственной задачей. Исчезновение каждой породы тоже невосполнимая утрата для человечества. К примеру, сводится на нет аборигенная порода скота, менее продуктивная, чем новая, занявшая ее место. Однако эта старая порода лучше приспособлена к местным условиям обитания. Но ее уже не стало. А новая порода при этом вскоре теряет свои качества на новом месте.

За последние годы чуть было не исчезли уникальные по своей приспособленности к условиям Севера аборигенные породы якутского скота корова и лошадь.

С них на следующее утро мы и начали знакомство с обитателями Алтайского экспериментального хозяйства. Подъехали к загону с коровами.

— Вот это и есть якутская корова, — пояснил Юрий Алексеевич. — Мелкая, невзрачная. И молока дает всего 1800 литров в год. Это ее недостатки. А сколько у нее достоинств! Переносит шестидесятиградусные якутские морозы. Может круглый год находиться под открытым небом. У этих коров высокая плодовитость — до 20 телят за всю жизнь. А живут они долго. Очень неприхотливы в выборе корма. И жирность молока высокая — до четырех процентов. Вот на эти ее качества мы и обратили внимание. Она послужит нам основой для выведения более продуктивной породы для различных регионов Сибири.

— Довольно крупное стадо этих животных.

— Сейчас в Черге собрано самое крупное в нашей стране стадо якутских коров. Теперь поедем к якутским лошадям.

Места здесь необычайно живописные. Пологие холмы покрыты перелесками. У березовой рощи на взгорье пасется небольшой табунок низкорослых лошадок.

— Вот они, якутские лошади. Сорок голов.

— Как вы их сюда доставляете?

— Из Якутии до Горно-Алтайска самолетами. Потом на приспособленном для перевозки лошадей автомобильном транспорте. Дорогу они переносят хорошо.

— Хотя и низкорослые, но мощные лошадки.

— У них сильный костяк, широкие копыта. Мощные челюсти. Как и коровы, эти лошади хорошо переносят сильные морозы. Для них не нужно сооружать конюшни. К зиме они обрастают, становятся лохматыми.

— И о корме. Видимо, о нем не нужно заботиться?

— В Якутии эти лошадки тебенюют — добывают корм из-под снега. У нас они едят самые грубые корма — рогоз, таволгу, мох. Скусывают веточки кустарника и деревьев. Это молодые лошади. Зимой мы их немного подкармливаем. А в дальнейшем будут сами добывать себе корм.

Юрий Алексеевич сообщил нам, что здесь собраны и лошади местной породы — алтайской. Около двух тысяч лошадей этой породы пасутся в огромных загонах. Алтайские лошади очень выносливы. Они приспособлены для перевозок людей и грузов в горной местности. На базе алтайской и якутской пород будет выведена новая порода лошадей, которая наилучшим образом будет приспособлена к условиям Сибири и Дальнего Востока.

Ученый обратил внимание на такую редкую в наши дни породу, как серый украинский скот. Не так давно эта порода была самой распространенной на юге европейской части страны. Она использовалась человеком при транспортировке тяжестей, различных грузов. Знаменитые украинские чумацкие волы сплошь были из этой породы. Это неплохая мясомолочная порода. Крупные спокойные животные верно служили людям долгое время. Но этих животных вытеснили машины и тракторы, потеснили другие молочные породы большой продуктивности. За последние годы порода почти полностью исчезла из всех хозяйств юга России и Украины. Несколько сот голов сохранилось в Черниговской и Днепропетровской областях и в Аскании-Нова. Чем хороша эта порода? Живут в два раза дольше, чем нынешние породы. И приносят потомство до двадцати лет, а нынешние породы редко даже доживают до такого возраста.

Серый украинский скот неприхотлив в содержании и устойчив к болезням. Эта порода незаменима в качестве промежуточного материала для селекционной работы. Небольшое стадо серого украинского скота уже находится в Черге.

Будут сюда завезены выдающиеся породы скота из зарубежных стран. Из Англии — джерсийская и айр- ширекая. Джерсийская — жирномолочная порода. Жирность ее молока доходит до восьми процентов. Но эта порода однайз самых трудных в содержании. По сравнению с якутскими, кормление и содержание коров джерсийской породы должно быть поистине королевским. Айрширская порода известна как «сырная» порода скота — во всем мире очень высоко ценят эту породу, получая из ее молока самые ценные сорта сыра.

Сибирь пока не имеет местной выдающейся мясной породы коров. Работа над ней только началась.

Из Шотландии завезены галловеи — быки горной породы, одной из самых спокойных в мире. Их разве что можно сравнить с хайландами. Это крупные светло-серые животные, обладающие мощными рогами, завезены из горных районов Шотландии. У себя на родине они круглый год находятся на пастбищном содержании, нагуливая большой вес на подножных кормах.

Скрещивание этих пород с якутским скотом и, возможно, с другими породами обещает в будущем дать новые высокопродуктивные формы мясного скота. Эта порода будет хорошо приспособлена и к холодам, и к беспривязному содержанию на сибирских пастбищах в течение года. Ею можно будет заселить горные и предгорные районы Алтая, которые сейчас практически пустуют.

Юрий Алексеевич, показывая все эти диковинные породы крупного рогатого скота, сообщил, что Параллельно они будут работать и над новыми породами овец. Здесь у нас тоже Немало упущений. Почти выведена из пользования романовская шубная овца, хотя особых причин для этого не было. Ее сводили на нет, заменяя зарубежными породами, а те не везде и прижились. Та же участь постигла и кулундинскую породу овец. А ведь это неплохая шубная порода для Сибири. Наши предки создали ее за очень короткое время. К счастью, романовская и кулундинская породы кое-где еще сохранились. Их тоже завезли в Чергу.

Мало кто помнит о теленгинской породе овец. Сегодня это исчезающая порода. Небольшая белая овечка с крепким телосложением. По мнению Юрия Алексеевича, она обладает множеством положительных качеств и послужит хорошим материалом для селекции.

В экспериментальном хозяйстве собраны и овцы алтайской породы. Они дают грубую шерсть для ковров и неплохую овчину для шуб. Это — пастбищные овцы. Они хорошо себя чувствуют и на равнине, и в горах устойчивы к сибирскому климату. Для селекционной работы завезли сюда шотландскую мясо-шерстную породу кланфорест и старую южнорусскую породу — цигай.

С помощью методов генетики и селекции можно не только совершенствовать имеющиеся породы домашних животных, но и создавать новые. Например, скрещивая диких животных с домашними. Гибриды будут более продуктивными и более приспособленными к тем или иным природным условиям.

Вот почему сибирские ученые создают здесь запасы не только домашних, но и диких животных. Они хотят завезти сюда снежных баранов и аргали. Это дикие виды, способные скрещиваться с домашними г

Аргали — алтайский подвид архара. Это самая крупная овца в мире. Самцы весят до 300 килограммов. На Алтае их осталось очень мало. По мнению ученых, в Горно-Алтайской, области их осталось всего 60-70 особей. Охота и выцасы домашнего скота в горах резко сократили численность этих животных.

Отловить их не так просто. Бригады ловцов аргали регулярно обследуют на вертолете обширные пространства Алтая, чтобы поймать хотя бы несколько особей для питомника. Нужно иметь хоть небольшой запас этих животных в неволе.

Аргали будут использоваться для создания самой крупной породы мясного направления, хорошо приспособленной к горным пастбищам. Условия для этого на Алтае хорошие: в горах разнотравье сохраняется на склонах даже в зимнее время, овцам не нужно тратить силы на расчистку снега. Использование снежного барана обещает выведение новой формы овец мясошубного направления. Потребность в них большая.

Нужно отметить, что со времени создания Алтайского экспериментального хозяйства здесь сохраняется заповедный режим. На территории хозяйства обитает около 60 видов диких зверей. Здесь встречаются такие крупные животные, как лоси и косули. Сохранилось и несколько десятков маралов. Их ведь здесь раньше разводили. Сохранился и тофаларский олень — один из подвидов северного оленя. Это довольно крупный олень, в горных районах он использовался как верховое и вьючное животное. По замыслу ученых, то- фаларский олень займет зону горной растительности, которая пока не используется.

Немало в зоне экспериментального хозяйства и различных хищников. Встречается рысь, сюда заходят бурые медведи. Более двух десятков волков здесь обитает постоянно. У хищников в этих местах хорошая кормовая база. Но их здесь «не чтут», как выразился Юрий Алексеевич. Волки в последнее время стали нападать не только на диких животных, но и на домашних.

Вокруг немало алтайских сурков. На этого зверя ученые обратили особое внимание. Полтора десятка сурков живет в просторных, хорошо оборудованных вольерах, в которых обязательно есть места для зимнего сна. По соседству с серыми алтайскими сурками в вольере поселили и байбаков — степных сурков, завезенных из Ростовской области. У них уже была одна зимовка. Ближайшая задача — получить потомство от сурков в условиях неволи, а более отдаленная — одомашнить сурка. Ведь у этого зверя и ценный мех, и целебный жир.

Для научной работы с сурками составлена генетическая программа. Очень заманчива перспектива: получить различные цветовые вариации меха у сурков. Ведь решили эту проблему с норками. Почему не попытаться с сурками?

Среди крупных животных в Черге есть новоселы — зубры. Более года назад из Центрального зубрового питомника, который находится в Подмосковье, завезли сюда восемь взрослых особей. Эти великаны быстро обжились. Свидетельство тому — два зубренка, которые появились на свет в Черге. Вскоре сюда завезут и бизонов.

Генетики планируют эксперименты по скрещиванию этих животных в различных комбинациях с домашними породами. Рядом с дикими и домашними животными здесь станут разводить крупные стада полудикого скота — яков, зебу и бантенгов.

Чем хороши яки? Тем, что могут жить высоко в горах при низком давлении. Мощный меховой покров надежно охраняет их от морозов, корма они добывают сами — очень неприхотливые животные. На их основе можно создать новую породу для алтайского высокогорья.

Присматриваются сибирские ученые и к овцебыкам. Как известно, этих животных в XX веке завезли из Канады в северные районы нашей страны, Сейчас несколько стад уже имеется на Таймыре и на острове Врангеля. По мнению Юрия Алексеевича, не все места для обитания овцебыков подобрали подходящие. Часть из них поселили на равнине, которая продувается ветрами, животные простужаются. Ведь овцебыки, по существу, горно-тундровые животные. В горах Алтая есть в избытке корм для этих животных. В Черге будет создаваться страховочное стадо овцебыков.

Алтайское экспериментальное хозяйство становится пристанищем не только для редких зверей, но и убежищем для редких видов птиц. В программе ученых значатся такие виды, как дикуша, сухонос, турач, дрофа, стрепет, улар и другие.

Мы побывали у вольеры, где обитает пара гусей сухоносов. В нашей стране эти пернатые сохранились в Читинской области и в Хабаровском крае. Их осталось не более 500 пар. Очень нарядные птицы. Немаловажно и то, что они хорошо размножаются в вольерных условиях. Во многих зоопарках мира и в питомниках они дают потомство, почему бы не развести их в Чергинском хозяйстве?

Дикуша — из семейства тетеревиных птиц, сохранилась она в дальневосточной тайге,

Кто-то шутя назвал эту птицу дикушей, а на самом деле нет менее боязливой перед человеком дикой птицы. Охотники рассказывают, чтоб к дикуше можно подойти почти вплотную. Такая доверчивость неблагоприятно сказалась на численности этого вида. Но эти птицы, в отличие от того же сухоноса, плохо переносят неволю, и попытки получить от них потомство пока закончились неудачно. В Черте надеются получить потомство от дикуши.

Исчезают из нашей фауны и улары — каспийский, тибетский и алтайский, представители семейства фазановых. Несколько особей алтайского улара отловлено для экспериментального хозяйства. Это почти не изученный вид. Обитают алтайские улары в субальпийском и альпийском поясах гор. Изменения мест обитания в районах высокогорья не предвидится. Но на меньших высотах происходит деградация растительности из-за перевыпаса скота.

Даже беглое знакомство с Алтайским экспериментальным хозяйством дает представление о том, какие задачи огромной научной, народнохозяйственной и природоохранной важности поставили перед собой сибирские ученые. И они уже воплощаются в конкретные дела.

Со временем Черта станет своеобразным «банком генов» не только домашних пород, но и многих видов диких животных. Так будет осуществляться первая задача: сохранить и размножить редкие породы и виды животных. Но есть и другая, не менее важная задача — использовать накопленный генофонд для выведения новых пород домашнего скота и птиц, хорошо приспособленных к природным условиям Сибири и Дальнего Востока, Алтайское экспериментальное хозяйство будет основой для решения не только национальных фундаментальных исследований, но и международных, Сейчас оно развивается как заповедник и научное учреждение по изучению генно-физиодогических механизмов доместикации и акклиматизации животных, но и одновременно как селекционный центр, равных которому, в мире нет. Сибирская Аскания-Нова сделала первые шаги в уникальном эксперименте по преобразованию живой природы.

Будем благодарны, если поделитесь статьей:

8 самых доступных стран Европы 18 правил для создания бизнеса 25 несложных правил для похудения 8 законов богатства Как победить стресс? 7 эффективных способов!