• Познай мир

    Мир – это книга, и тот, кто не путешествует, читает лишь одну ее страницу.
    Святой Августин

  • Познай мир

    У хорошего путешественника нет точных планов и намерения попасть куда-то.
    Лао-Цзы

  • Познай мир

    Только о двух вещах мы будем жалеть на смертном одре — что мало любили и мало путешествовали.
    Марк Твен

Изучаем литературу вместе

В фольклорном ритме

Короткие фольклорные тексты часто очень ритмичны — вспомните хотя бы считалки, примеры которых мы уже приводили, или хорошо всём известные частушки. Этот ритм очень притягателен для поэтов; иногда они стараются его воспроизводить, ему подражают, а иногда он пробивается в их произведениях помимо воли автора. И Читатель может почувствовать, услышать гул мощной стихии фольклорных ритмов.

Вот что заметил, например, С. Я. Маршак, читая сказку Пушкина о царе Салтане: «Пушкин и всегда был скуп на прилагательные. А в сказках особенней Вы найдете у него целые строки без единого прилагательного. Предложения состоят только из существительных и глаголов. Это придает особую действенность стиху.    

Сын на ножки ровнялся,
В дно головкой уперся,
Понатужился немножко:
«Как бы здесь на двор окошко Нам проделать?» — молвил он,
Вышиб дно и вышел вон.

Сколько силы и энергии в этих шести строчках, в этой цепи глаголов!.. Радость действия, борьбы — вот что внушают читателю-ребенку эти шесть строк. И завершаются они победой: вышиб и вышел... Как легко запоминается детьми это чудесное шестистишие, похожее на считалку в детской игре. Оно и кончается, как считалка, словами: «вышел вон».

Неслучайно, что это наблюдение сделал не сухой ученый-педант, а знаменитый детский поэт, который хорошо знал маленького читателя и с удовольствием писал для него. В том числе и считалки — и заканчиваются они (считалки) очень часто словами «вышел вон».

Вышли мыши как-то раз
Поглядеть, который час.
Раз-два-три-четыре.
Мыши дернули за гири.
Вдруг раздался страшный звон — Убежали мышки вон.
Интер, мици, тици, тул,
Ира, дира, дон,
Окер, покер, доминокер,
Шишел, вышел вон.

А следующий пример — уже сложнее и серьезнее. Зимой 1918 года в революционном Петрограде поэт Александр Блок написал свою знаменитую поэму «Двенадцать». Она поразила современников не только содержанием, но и разнообразием ритмов. Среди них есть и ритмы фольклорные. Вот частушка:

Как пошли наши ребята
В красной гвардии служить —
Буйну голову сложить!
Эх ты, горе горькое,
Сладкое житье!
Рваное пальтишко,
Австрийское ружье!
Мы на горе всем буржуям
Мировой пожар раздуем.
Мировой пожар в крови —
Господи, благослови!

Правда, содержание этих «частушек» вовсе не веселое и это столкновение ритма и темы рождает ощущение ужаса в читателе, особенно после почти кощунственного последнего четверостишия.

А вот — плясовая песня:
У тебя на шее, Катя,
Шрам не зажил от ножа.
У тебя под грудью, Катя,
Та царацина свежа!
Эх, эх, попляши!
Больно ножки хороши!

И опять веселья не получается - ведь вся 5-я часть поэмы, написанная в этом ритме, содержит угрозу убийства. Причем уже в следующей части она будет выполнена.

Но особенность поэмы А. А. Блока не в том, что в ней мы слышим узнаваемые ритмы, а в том, что на небольшом пространстве, текста они сталкиваются, марш перебивается частушкой, плакатный лозунг — строкой из молитвы. Так услышал А. А. Блок иступившую революцию, так представил он ее в своей поэме — в хаосе звуков, в столкновении и борьбе ритмов. И вполне закономерно, что один из исследователей определил суть поэмы в музыкальных терминах: «грандиозный неразрешенный диссонанс».

P.S. Можно заказать продвижение сайтов в сети - выгодно и недорого, если у вас есть свой сайт, на который вы хотите привлечь новых посетителей.

Будем благодарны, если поделитесь статьей:

8 самых доступных стран Европы 18 правил для создания бизнеса 25 несложных правил для похудения 8 законов богатства Как победить стресс? 7 эффективных способов!